Анонс издания книги М. Ротбарда "Анатомия Государства".



"Анатомия Государства": Чем Государство НЕ ЯВЛЯЕТСЯ.



Почти повсеместно Государство считается учреждением, которое предоставляет общественно-полезные услуги. Некоторые теоретики поклоняются Государству как апофеозу общества; другие считают его дружелюбной, хотя зачастую и неэффективной организацией для достижения общественных целей; но почти все считают его необходимым средством для достижения целей человечества, средством, которое противопоставляется "частному сектору" и часто побеждает в этой конкуренции за ресурсы. С распространением Политической Демократии отождествление Государства с Обществом удвоилось, дошло даже до того, что часто звучат эмоциональные мнения, которые нарушают буквально все основы благоразумия и здравого смысла, такие как "Мы и есть Правительство". Удобный собирательный термин "Мы" позволил накинуть идеологический камуфляж на политическую реальность. Если "Мы и есть Правительство", тогда, как бы правительство не поступало по отношению к индивиду, — это тогда не только справедливо и не деспотично, но также и "добровольно" со стороны данного индивида. Если правительство нажило огромный государственный долг, который надо выплачивать, облагая налогами одну группу людей в пользу другой, реальность этого бремени завуалирована фразой "мы должны сами себе"; если правительство призывает человека в армию или бросает его в тюрьму за инакомыслие, то "он сам с собой так поступил" и поэтому ничего страшного не произошло. Если следовать этой логике, тогда евреи, убитые нацистским правительством, не были им убиты; вместо этого они, должно быть, "совершили самоубийство", так как они и были правительством (которое было ими демократически избрано) и поэтому всё, что правительство с ними сделало, было сделано с их полного согласия. Казалось бы, нет необходимости это обсуждать, однако подавляющее большинство людей подвержено этому заблуждению в большей или меньшей степени.



Мы обязаны поэтому подчеркнуть, что "Мы" — не Правительство, а Правительство — не "Мы". Правительство никоим образом не "представляет" большинство народа.[1] Но, даже если бы оно и представляло, даже если бы 70 процентов народа решило бы убить остальные 30 процентов, то всё равно — это было бы убийством, а не добровольным самоубийством со стороны истребленного меньшинства.[2] Никакой органической метафоре, никакой бессмысленной банальности вроде "мы все есть часть друг друга" не следует позволять затмевать этот основополагающий факт.



Если Государство — не "Мы", если оно — не "человеческая семья", собирающаяся вместе для решения общих проблем, если это не профсоюзное собрание или загородный клуб, то что это? Вкратце, Государство — это такая организация в обществе, которая стремится поддерживать монополию на использование принуждения и насилия на определённой территории; в особенности, это единственная организация в обществе, которая получает свой доход не при помощи добровольных взносов или платежей за оказанные услуги, а исключительно при помощи принуждения к насильному платежу. В то время как другие индивиды или институты получают доход посредством мирной и добровольной продажи товаров и услуг друг-другу, Государство получает доход, используя принуждение, то есть угрожая тюрьмой и штыком.[3] Использовав насилие для получения дохода, Государство обычно на этом не останавливается, и регулирует, и диктует остальные действия для своих подданных. Казалось бы, для доказательства этого утверждения достаточно простого наблюдения за действиями всех государств на протяжении истории и по всему миру; однако туман лжи и мифов так долго скрывал деятельность Государства, что существует необходимость в детальном разъяснении.



"Анатомия Государства": Что Государство представляет.



Человек нагим приходит в этот мир и вынужден использовать разум, чтобы научиться использовать ресурсы, данные ему природой, и трансформировать их (например, путем инвестирования в "капитал") в формы, состояния и среды, где ресурсы могут быть использованы для удовлетворения его потребностей и улучшения его жизненных стандартов. Человек может этого добиться только использовав свой труд, разум и энергию для преобразования ресурсов ("производство") и для обмена получившихся продуктов на продукты, созданные другими людьми. Человек обнаружил, что благодаря процессу добровольного, взаимовыгодного обмена производительность и, следовательно, жизненные стандарты всех участников обмена могут неимоверно возрасти. Единственным "естественным" способом для человека выжить и достичь достатка, таким образом, является использование своего труда, разума и энергии для участия в процессе производства и обмена. Он это делает, сначала обнаружив ресурсы, а затем трансформировав их ("смешав с ними свой труд", по выражению Локка), для того, чтобы сделать их своей личной собственностью, а затем обменять эту собственность на схожим образом полученную собственность других людей. Естественный путь, диктуемый требованиями человеческой природы, таким образом, — это путь "прав собственности" и "свободного рынка" — обмена или дарения этих прав. На этом пути люди научились избегать пещерных методов борьбы за редкие ресурсы, когда "А" может их получить только за счет "Б" и, напротив, узнали как чрезвычайно умножить эти ресурсы в мирном и гармоничном производстве и обмене.



Великий немецкий социолог Франц Оппенгеймер утверждал, что существуют два взаимоисключающих способа обретения богатства; первый — вышеуказанный способ производства и обмена продукции — он назвал "экономическими средствами". Другой способ обогащения проще и не требует производительности; это способ захвата товаров и услуг других людей при помощи принуждения и насилия. Это метод односторонней конфискации, грабежа частной собственности других людей. Это метод, который Оппенгеймер назвал "политическими средствами" приобретения богатства. Должно быть ясно, что мирное использование разума и энергии для производства — это "естественный путь" человека: средство его выживания и процветания на этой земле. Точно также должно быть ясно, что принудительный, хищнический путь противоречит естественному закону; он паразитический, так как вместо прибавки производства он его снижает. "Политический способ" перераспредеделяет продукцию в пользу паразитической и разрушительной личности или группы; и такое перераспределение не только уменьшает количество произведенного, но также снижает стимул производителя производить помимо собственного пропитания. В конечном итоге, грабитель уничтожает собственные средства к существованию, истощая или уничтожая источники своих ресурсов. И кроме того, даже в краткосрочной перспективе, хищник действует вопреки собственной истинной человеческой природе.



Теперь мы можем более полно ответить на вопрос: что же такое Государство? Государство, по словам Франца Оппенгеймера, — это "организация политических методов". Франц Оппенгеймер утверждал: "Существуют два и только два фундаментально противоположных способа, в соответствии с которыми человек, нуждающийся в пропитании, может приобрести необходимые средства для удовлетворения своих нужд. Это работа и грабёж, собственный труд и насильственное завладение чужим трудом... Я предлагаю в последующем обсуждении называть собственный труд и эквивалентный обмен своего труда на труд других "экономическим способом" удовлетворения нужд, в то время как безвозмездное завладение чужим трудом называть "политическим способом". ... Государство, таким образом, не может появиться на свет до того, пока экономическим способом не будет создано определённое количество благ для удовлетворения нужд, которые могут быть отобраны или присвоены при помощи воинственного грабежа и насилия". (Франц Оппенгеймер, Государство, Franz Oppenheimer, The State (New York: Vanguard Press, 1926) pp. 24–27). Именно поэтому институт Государства - это систематизация хищнических процессов на данной территории.[4] Ведь преступность спорадична и непостоянна; паразитизм недолговечен, и основанный на принуждении и паразитизме образ жизни может быть прерван в любой момент из-за сопротивления жертв. Государство представляет собой законный, упорядоченный и систематический канал для расхищения частной собственности; оно предоставляет паразитирующей на обществе касте надёжный, безопасный и сравнительно "мирный" канал снабжения.[5] Поскольку производство должно предшествовать расхищению, свободный рынок предшествовал Государству. Государство никогда не создавалось через "общественный договор"; оно всегда рождалось через завоевание (классовое разделение* прим. переводчика) и эксплуатацию. Классический пример -племя завоевателей прекращает проверенный временем метод грабежа и истребления завоёванного племени, сообразив, что можно грабить дольше, надёжнее и в более приятной обстановке, если завоёванному племени позволить жить и производить, а самим завоеватели поселиться среди них в качестве правителей, вымогая постоянную ежегодную дань. Один из методов зарождения Государства может быть описан следующим образом: на холмах южной "Руритании" группе бандитов удаётся установить физический контроль над территорией и, наконец, главарь банды объявляет себя "Королем суверенного и независимого правительства Южной Руритании"; и если он и его люди обладают силой для удержания такого правления в течение некоторого времени — и, о чудо! — новое Государство влилось в "семью народов", и прежние предводители бандитов превратились в законную власть и знать королевства. [6] "Что же такое Государство как социологическая концепция? Государство в своём происхождении полностью ... является социальным институтом, насильно навязанным группой победителей к группе побеждённых с единственной целью – утверждения Господства победившей группы над побеждённой, и чтобы обезопасить себя от восстания изнутри, и от вторжения из-за рубежа. Телеологически, такое Господство не имеет никакой иной цели, кроме экономической Эксплуатации побеждённых победителями". (Франц Оппенгеймер, Государство, Franz Oppenheimer, The State (New York: Vanguard Press, 1926) p. 15).



КНИГА М. РОТБАРДА "АНАТОМИЯ ГОСУДАРСТВА" В ПРОДАЖЕ
С 27 НОЯБРЯ https://www.sotsium.ru/politologiya/anatomiya-gosudarstva.html