Перевод первой части "Предисловия Автора" к книге "Государство" Франца Оппенгеймера на русский язык.

Как и обещали, публикуем первый фрагмент перевода, перевод первой части "Предисловия Автора" к книге "Государство" Франца Оппенгеймера, выполненный профессиональным переводчиком Александр Стихин (Alexander Stikhin).

Перевод выполнен для проекта HTTP://RUSTATE.ORG/, издания книги социолога Франца Оппенгеймера «Государство: Переосмысление» на русском языке. Переводчик Александр Стихин, он же издатель книги Ф. Ходорова «Налоги: Источник Зла». LJ: https://astikhin.livejournal.com/ , Twitter: https://twitter.com/alex_stikhin, FB: https://www.facebook.com/alexander.stikhin , Gmail: alexander.stikhin@gmail.com

ЖДЕМ ВАШИХ МНЕНИЙ, ВАШИХ ЗАМЕЧАНИЙ И КОММЕНТАРИЕВ ПО ПЕРЕВОДУ И СОДЕРЖАНИЮ.

Перед Вами – новаторский исторический и социологический анализ Государства, в котором рассматриваются перемены, происходящие как во властных структурах, так и в социальных группах, обладающих властью. Ключевой идей такого анализа – является исследование категорий и изучение различий, между экономическими и между политическими методами приобретения благосостояния.

Предисловие Франца Оппенгеймера ко второму изданию книги "Государство".

С момента первой публикации книги «Государство», она была переведена на французский, венгерский и сербский языки, но помимо официальных переводов, согласованных с автором, книга была подпольно издана на японском, русском, иврите и идише. После публикации книга получила множество отзывов, как положительных, так и отрицательных, возродив тем самым дискуссию о природе Государства.

Некоторые влиятельные этнологи, в частности нынешний министр иностранных дел Финляндии Рудольф Холсти, выступили с серьезной критикой идей и тезисов, сформулированных в данной работе, но потерпели поражение, столкнувшись с тем, что их определение «Государства» содержит массу положений, требующих доказательств. Критики собрали множество фактов в качестве подтверждения существования различных форм «Власти» (даже в бесклассовых обществах), и присвоили этим формам название «Государство». В мои намерения не входит опровержение этих фактов, т.к. даже в небольшой группе людей в той или иной форме существует «Власть», которая разрешает возникающие конфликты и принимает на себя руководство во время чрезвычайных ситуаций. С моей точки зрения наличие подобных форм «Власти» не тождественно существованию «Государства», и я определяю «Государство» с позиции доминирования одного общественного класса над другими. Подобная классовая структура может возникнуть только одним образом – путем завоевания власти одной общественной группой и навязывание своей воли «пораженным» группам граждан (при необходимости, справедливость такого подхода по определению доминирования какой-либо группы, можно подтвердить с математической точностью), и ни один из критиков не привел каких-либо аргументов, опровергающий этот тезис. Тем не менее, несмотря на критику, большинство же современных социологов, среди которых можно выделить Альбиона Смолла, Альфреда Фиркандта и Вильгельма Вундта, разделяют представленные мной тезисы. Так, к примеру, Вильгельм Вундт заявляет, что «политическое общество (термин, наиболее близкий по смыслу понятию «государство», использованному в данной книге) впервые возникло, и может вообще возникнуть, только в периоды миграции и завоеваний» - иными словами, политическое общество может возникнуть только в результате подчинения человека человеку.

Необходимо отметить, что некоторые из оппонентов все же склоняются к моим аргументам, как это случилось с почтенным Адольфом Вагнером, чьи слова я с гордостью привожу здесь. В своей статье «Государство», опубликованной в Handwörterbuch der Staatswissenschaften, Вагнер пишет: «Социологическая концепция государства, о которой упоминалось ранее, и ее трактовка Оппенгеймером, заслуживает наиболее пристального внимания – особенно со стороны экономистов и историков. Предложенная трактовка будет полезна даже ее активным критикам, т.к. она дает ключ к пониманию экономического развития народов и государств».

В настоящее время «Социологическая концепция государства» Людвига Гумпловича, несмотря на ожесточенную критику, пользуется широкой поддержкой определенных общественных групп, которые я называю не иначе, как «социологическим корнем Зла». Тем не менее, концепция Л. Гумпловича представляет собой один из базовых элементов «буржуазной социологии», рассмотрение и оценка которого будет проведена в данной работе с точки зрения экономики, истории, права и конституционного развития, и здесь я позволю несколько комментариев по этому вопросу.

Самые ранние свидетельства признания идеи, лежащей в основе «закона первоначального накопления капитала», можно проследить до периода распада классической цивилизации, когда развитие капиталистической рабовладельческой экономики стало причиной чрезмерного роста общественного потребления, что и привело к гибели городов-полисов. Эпоха современного капитализма во многом напоминает период классических цивилизаций – сейчас, также как и в те далекие времена, наметился раскол в устоявшихся общественных отношениях, которые до определенной степени защищали простого человека. Совершенно неожиданно объединяющие людей «духовные скрепы» были утеряны, и обычный человек оказался совершенно незащищенным, вынужденным рассчитывать только на свои силы в атмосфере жесточайшей конкуренции.

Общинное самосознание и жизненный опыт многих поколений больше не могли ни обеспечить безопасность человека, ни управлять его поступками – наступило время атомизации общества. В свою очередь индивидуализм и атомизация приводят к появлению идей национализма, которые поначалу воспринимались в качестве методологического приложения социологии, но с течением времени начинают терять свою актуальность и под влиянием идей Фердинанда Тёнисса термин «община» преобразуется в «общество». При этом единственной «скрепой», поддерживающей общественные отношения, становится «общественный договор» - своего рода социальный «контракт», основанный на рациональном подходе Жан-Жака Руссо и его труде «Об общественном договоре».

Таким образом, «общество» новой формации становится добровольным объединением индивидов, которые за счет объединения усилий рассчитывают удовлетворить свои потребности. В свое время Аристотель высказывал идею о том, что государство развивается из семьи, а стоики и эпикурейцы считали, что государство формируется за счет воли отдельных индивидов. Необходимо, правда, отметить, что стоики считали, что индивид объединяется с «обществом» в силу своей человеческой природы, а эпикурейцы придерживались той точки зрения, что индивид объединяется с «обществом» в силу своей антисоциальной предрасположенности. Следовательно, под «человеческой природой» стоики понимали мирное сосуществование всех людей, тогда как эпикурейцы под «человеческой природой» подразумевали войну «всех против всех» и, отталкиваясь от такого определения, выводили необходимость наличия «общества» для предотвращения войны до полного истребления.

Стало быть, в одном из случаев появление «общества» обусловлено его «природой» (physis - φύσις), а в другом случае – его «законом» (nomos - νόμος). Однако, несмотря на фундаментальные различия между данными школами все они исходили из такого тезиса, что первоначально люди обладали личной свободой, и были равны в экономическом и политическом отношениях. Что именно из такого изначального социального порядка, путем постепенной дифференциации, через поступательное социальное разделение и разделение ресурсов, образовалось современное «Государство» со своей правящей элитой, развитой сословной иерархией и неравенством классов, из чего следует «естественность» такого образования и данного состояния.

Именно такой тезис лежит в основании существующего «закона первоначального накопления капитала», «закона естественного поступательного развития». Но, нет оснований полагать, что данный тезис был обусловлен историческим развитием – такой рационализм, по существу, не просто не историчен, он анти-историчен. Напротив, этот тезис был изначально предложен как «фикция», в качестве некого теоретического «допущения», не имеющего никакого исторического подтверждения и не подкрепленного никакими фактами. В таком именно виде этот тезис закрепился в умах, и со временем претерпевая изменения, приобрел свое название и значение, и стал известен нам как «естественный закон» или «естественное право».

Именно в таком качестве тезис и пришел в современную мысль, и стал частью политической философии, что прослеживается как в работах «стоиков» Гуго Гроция и Самуэля фон Пуфендорфа, также и у известных «эпикурейцев» Томаса Гоббса (один из основателей «теории общественного договора» и «теории государственного суверенитета» – примечание переводчика *) и Джона Локка.

(* Понятие «общественного договора» подразумевает, что люди отказываются от своих собственных «суверенных прав» в пользу государства, чтобы обеспечивать свои интересы через его покровительство – примечание переводчика).

Иными словами, этот тезис стал философским оружием третьего сословия, «оружием буржуазии», и набирающего свою силу капитализма.

Комментарии переводчика к предисловию:

1) Автор не отвергает существование «Общественного Договора», но уточняет, что данный договор всегда формируется правящим классом (формально или неформально, добровольно или насильственно – это уже другой вопрос). Например, если у нас Феодальное Государство в котором правящим классом является военная (земельная) аристократия, то и «Общественный Договор» будет сформирован этой самой военной (земельной) аристократией, со всей, ей полагающейся, атрибутикой - иерархией сословий и правом наделения (землей).

2) «Общественный Договор» может быть изменен только в ходе «Классовой Борьбы», (если проще, то «Правящий Класс» никогда не отдаст свои собственные права «просто так», без борьбы, без боя), что собственно и происходило в Англии, Франции и Голландии, когда новый, только сформировавшийся «класс буржуазии» изменил существующий «Общественный Договор» в свою пользу, и отстоял свои буржуазные, капиталистические права в борьбе против сословной аристократии и земельного “огораживания”.

3) Идея может быть побеждена только идей и, если есть концепция существования «Феодального Государства», то ее можно победить только за счет другой идеи. Такой «новой идеей» в борьбе буржуазии против аристократии и духовенства (как пишет Ф. Оппенгеймер – «оружием буржуазии») и стала эта концепция «Естественного Права», которая отрицала наличие любой иерархии сословий и сословной аристократии. При этом и, что очень важно, правильность и точность такой «новой идеи» - дело десятое, главное, чтобы ее в своем большинстве начали разделять все массы, - население. Что, собственно говоря, именно и произошло с концепцией «естественного права», которая ушла в народ и была там горячо поддержана всеми слоями населения. Поэтому автор и пишет о «вбросе» и «фикции» - будучи однажды запущенным в оборот «вброс» и «фикция» могут начать жить в обществе, в народе, своей собственной жизнью. Т.е. любая серьезная борьба начинается с борьбы идей в обществе, и уже только потом завершается борьбой классов.

4) Как только «классовая борьба» заканчивается (когда буржуазия победила) и подписывается новый «Общественный Договор» (подписывается не мирно, а под давлением превосходства, власти, силы) - новички стараются всеми силами удержать достигнутый в борьбе «статус-кво» и, это будет с одной стороны, не отдать ранее завоеванные себе права обратно аристократии и духовенству, и, с другой стороны, - не допустить переуступки своих прав в пользу нарождающегося нового «рабочего класса» - «пролетариата», который со временем начинает наступать победителям «на пятки».

5) Таким образом, автор увязывает в единую систему «Общественный Договор», «Естественное Право» и «Классовую Борьбу», но обращает свое внимание на то, что именно она, «классовая борьба», является самым первичным и основным движущим фактором в системе, а не просто наличие некого «Общественного Договора», как это было у Томаса Гоббса. Он (Т. Гоббс) писал, что все граждане как бы «добровольно» отказываются от своих прав и передают свои права Государству (заключая таким путем «Общественный Договор»), чтобы получить некое покровительство их интересам и исключить, предотвратить, «анархию» в обществе (состояние «войны всех против всех»). Оппенгеймер здесь уточняет, что эта самая «передача» прав, их делегирование от Общества к Государству, происходит совсем не сразу, и вовсе не мирным путем, а посредством борьбы и насилия.

Переводчик Александр Стихин, он же издатель книги Ф. Ходорова «Налоги: Источник Зла». LJ: https://astikhin.livejournal.com/ , Twitter: https://twitter.com/alex_stikhin, FB: https://www.facebook.com/alexander.stikhin , Gmail: alexander.stikhin@gmail.com

ЖДЕМ ВАШИХ МНЕНИЙ, ВАШИХ ЗАМЕЧАНИЙ И КОММЕНТАРИЕВ ПО ПЕРЕВОДУ И СОДЕРЖАНИЮ.

Перевод выполнен для Проекта RUSTATE.ORG, издания книги социолога Франца Оппенгеймера «Государство: Переосмысление» на русском языке.