Венди МакЭлрой: «Отказаться от Общества ради Государства?» Перевод выполнен для проекта Rustate.org, издания «Государства» Ф. Оппенгеймера на русском. 

Стена, разделяющая Государство и Общество уже разрушается. Или, точнее, Государство прикладывает к ней отбойный молот, агрессивно покушаясь контролировать каждую сторону плодотворной и согласованной жизни Общества.

Рассмотрим один небольшой пример. Несколько дней назад секретарь Национальной Безопасности Джанет Наполитано пустила в ход новую серию так называемых общественно-служебных видеоизвещений, которые планируется воспроизводить во всех магазинах «Walmart» по всей стране. Почти что по Оруэллу: пока вы стоите в очереди, чтобы купить пакет молока, «Старшая Сестра» Наполитано будет смотреть на вас сверху вниз с телеэкрана и агитировать вас доносить властям на всех «подозрительных» соседей и прохожих. Что же дальше? Двухминутка ненависти в овощном отделе?

Между тем, ФБР распространяет брошюры в гостиницах, мотелях, магазинах, и особенно в оружейных магазинах, с призывами к владельцам магазинов информировать власти о подозрительной деятельности своих клиентов, таких как оплата наличными или, например, покупка «ночных фонариков». Заголовок на сайте «Daily Paul» отражает суть всего того, что федералы теперь считают подозрительным и опасным: «ФБР составляет списки товаров- «потенциальных индикаторов террористической деятельности».

Люди, с которыми вы ежедневно имеете дело, перестают быть хорошими соседями, честными торговцами, и добропорядочными прохожими. Они становятся информаторами, которые следят за вашими эмоциями, вашим кошельком, вашим поведением и взглядами, ЧТОБЫ СТУЧАТЬ НА ВАС ВЛАСТЯМ. Они перестают быть частью «Общества» и становятся частью «Государства».

Государство — против Общества: 

Два наиболее важнейших понятия в любой дискуссии о Свободе - это Государство и Общество. Почти все либертарианцы согласны с тем, что существует граница между Государством и Обществом, вопрос лишь в том, где именно она проходит?

Выдающийся немецкий социолог конца XIX - начала XX века Франц Оппенгеймер замечательно проанализировал эти две концепции в своей известной работе «Государство». Он написал:

«Я подразумеваю под Государством такую совокупность привилегий и доминирующих положений, которые происходят за счет вне-экономической власти (политической власти*). [...] Я подразумеваю под Обществом совокупность положений всех естественных отношений и институций между человеком и человеком (экономической власти*).» *здесь и далее это примечание переводчика.


Эти две институции (Государство и Общество) используют совершенно несовместимые и противоположные методы приобретения богатства и власти. Государство применяет то, что Франц Оппенгеймер называет «политическими методами», используя принуждение и подчинение; Общество же применяет «экономические методы» или кооперацию и сотрудничество. Там, где Общество производит, Государство — Грабит; а там, где Общество функционирует через добровольное Соглашение, Государство насильно навязывает свои порядки и насильственно принуждает к ним. Таким образом, Государство — является главным противником и врагом Общества, на которое оно охотится ради своей добычи (налога, ренты*).

Основным проводником идей Франца Оппенгеймера в американскую традицию был знаменитый американский индивидуалист XX века Альберт Джей Нок. В своей книге "Наш Враг: Государство" Нок написал: 

«Рассматривая Государство везде, где оно есть, вникая в его историю в любой точке, никто не может найти способа отличить деятельность его основателей, администраторов и бенефициаров от деятельности профессиональных преступных группировок, мафии.»

Мюррей Ротбард пояснил данное описание в своем эссе "Общество без Государства", в котором он написал:

«Я определяю Государство как институт, который имеет один или два (почти всегда два) из следующих атрибутов: (1) оно приобретает свои доходы путем насильственного принуждения, известного как «налогообложение», и (2) оно всегда навязывает и обычно получает принудительную монополию в сфере обеспечения услуг безопасности (полиция и суды) на своей территории. Институции, не обладающие ни одним из таких атрибутов, не являются и не могут называться (в моем определении) Государствами.»

Не каждый либертарианец соглашается с анархическим анализом Ротбарда. Даже Нок представил третье понятие в его обсуждении: Правительство. Для Нока, Правительство - это агентство, которое защищает «права личности» в обществе в обмен на некое «вознаграждение». Нок не был одинок в своем разграничении Правительства и Государства. Оппенгеймер сам оставил дверь открытой для различных агентств называемых правительствами, когда он заявил в своем предисловии к «Государству»: «Остальные могут называть любую форму руководства и правительства или какой-либо другой идеал «Государством». Это вопрос личного выбора. Бесполезно ссориться с определениями».

Однако, независимо от ваших личных предпочтений, Америка в настоящее время четко работает под властью Государства с огромной буквы - а не под легитимным Правительством. И, как всякий самонадеянный паразит, Государство начинает поедать и уничтожать Общество, на котором оно кормится. 

Механизм Согласия: 

Государство потребляет доходы общества либо посредством грубой силы, либо с добровольного согласию людей. Естественно, оно предпочитает согласие. С другой стороны, людей слишком много, чтобы добиться полного подчинения от каждого; если хотя бы 10% населения откажутся подчиняться закону, уже можно будет сказать, что такой закон, очевидно, невыполним.

Поэтому главным вопросом для Государства становится вопрос - как убедить свободных людей добровольно отказаться от продуктивного Общества Свободной Кооперации в пользу принуждающего и эксплуатирующего Государства. 

Здесь есть несколько способов. Например, люди могут быть убеждаемы, что Государство не только само является продуктивным, но при этом ещё и более стабильным, чем Общество. Таким образом, правительственные агентства, наподобие «Управления по контролю качества продуктов и лекарств», не только приписывают себе «производство безопасных пищевых продуктов», но и обуздание «безответственного свободного рынка», на котором вам могли бы продать отравленное детское питание. В действительности же, «FDA» ничего не производит; оно лишь истощает Общество посредством налогов и регулирования, а также препятствует созданию эффективной и безопасной альтернативы. Тем не менее, Государство продолжает убеждать людей, что Общество - их враг, а Власть - их друг.

Другой метод, посредством которого Государство контролирует и потребляет общество - через доведение его до нужного состояния. В своем эссе «Рассуждение о добровольном рабстве» французский юрист XVI века Этьен де Ла Боэси исследовал вопрос, почему людям свойственно подчиняться. Основная причина, выяснил он, заключается в силе привычки. Посредством дрессировки, люди постепенно потеряли привычку вести себя как свободные индивиды. Ла Боэси описывал это так: 

«Невероятная вещь, но с того времени, как народ был порабощен, он так внезапно и полностью позабыл свою свободу, что его трудно разбудить для обратного одостижения ее. Он служит так охотно и с такой готовностью, как если бы он не потерял свою свободу, а выиграл свое рабство.»

Поколения, «рожденные под игом и воспитанные в рабстве»,  принимают своё состояние как естественное. Таким образом, для Государства наиболее важным является контроль за детским воспитанием, в основном с помощью управления воспитанием и образованием. Вскоре люди полностью уверуют в то, что их жизнь всегда была такой как сейчас, и что она должна быть именно такой; и, таким образом, для них потребуется невероятное усилие для какого-либо нового, нестандартного видения мира.

Но одного только контроля за образованием было бы недостаточно, чтобы заглушить инакомыслие, которое неизбежно исходит от тех, кто не желает воспитываться в согласии и покорности. Государство предотвращает инакомыслие по-разному. Первое ключевое звено - контроль или, в крайнем случае, монополизация прессы, потому что «книги и учёба более чем что-либо ещё дают людям понимание смысла своей собственной природы и ненависть к тирании». Таким образом, власти не дают людям возможности сравнивать прошлое с настоящим и, следовательно, контролируют то, во что люди будут верить в будущем. 

С контролем над информацией власти могут убедить людей, что они действуют ради дальнейшего общественного благосостояния, что они являются воплощением общественного блага, закона и порядка. Таким образом, все те, кто словом и делом выступает против своего Государства, оказываются врагами общественного блага и своего Общества.

Лица, наделенные властью, повышают свою самооценку, пытаясь быть чем-то большим, чем они есть - то есть через процесс мистификации. Политики, повязанные с религией, клянутся отстаивать законы страны, опираясь на авторитет традиции, или на учредительные документы, etc. Они председательствуют со всевозможной помпой и носят униформу своих военнослужащих. Власти участвуют в офисных ритуалах и размещают свои учреждения (например суды) в дорогостоящих, помпезных зданиях.

Ла Боэси считает государственные мистификации второй по значимости причиной, по которой люди пребывают в покорности.

Конечно, всегда найдутся люди, которых не получится убедить словами или привести в религиозный трепет, но которых, пожалуй, вполне можно подкупить. И, таким образом, власти также участвуют в механизме искусственной щедрости, который Ла Боэси называет другой не менее веской причиной для послушания: взяточничество. Он описывает правителей, которые буквально кормят людей путем перераспределения запасов пищи. «И тогда можно было слышать удручающие вопли: «Да здравствует Король!» - презрительно замечает Ла Боэси.

«Эти тупицы не догадывались, что они получали таким образом часть своего же собственного добра и что тиран мог давать им даже и эту малость, лишь предварительно отняв ее у них же.»

Этот прямой подкуп, однако, по своим масштабам бледнеет перед косвенной формой подкупа, которую Ла Боэси называет «главной движущей силой и секретом Господства, поддержкой и основанием Тирании». Эта форма представляет собой узаконеное взяточничество, осуществляемое с помощью миллионов людей, занятых на государственной службе и получающих из налоговых начислений жалованье для оплаты своих счетов. Эти слуги режима, государственные служащие, «примазываются к тирану» и демонстрируют ему свою лояльность. Некоторые государственные служащие, например полицейские, становятся «руками» государства, подчиняя все общество своим законам и правилам. Прикармливаемые за счет налогоплательщиков бюджетные интеллектуалы, такие как профессора государственных университетов и получатели государственных грантов, становятся «голосами» государства, выступая в защиту его легитимности. Третьи, работая в качестве бюджетных работников или рядовых чиновников, обеспечивают каждодневную бесперебойную работу государственной мясорубки.

Смена поколений породила новый класс людей: людей, которые служат государству в обмен на зарплату. Эти государственные служащие охотно уничтожают свою свободу и свободу своих соседей. И они делают это, не задумываясь, поскольку сила привычки и влияние воспитания заставляют их верить, что всё всегда было так, и что всё всегда так будет.

Заключение: 

Итак, сейчас, когда вы стоите в очереди в «Walmart» и смотрите на «Старшую Сестру» в телевизоре, наставляющую других покупателей следить за каждым вашим шагом ради общего блага, вы понимаете, что все происходящее есть результат длительных процессов. Убеждение людей в том, что Общество - их враг, а Государство - их защитник, потребовало системной пропаганды, принудительного государственного образования, зомбирования со стороны СМИ, мистификаций и взяточничества. Это был титанический труд - убедить вашего соседа присоединиться к Государству и «взять вас в оборот».


-------------------------------------------------------------------------------
http://translatedby.com/you/forsaking-society-for-the-state/into-ru/trans/
Оригинал (английский): Forsaking Society for the State? 
(https://mises.org/library/forsaking-society-state)
Перевод: © demetrious, S.ANCAP, Nm Realname.

translatedby.com переведено толпой